glis_flis (glis_flis) wrote,
glis_flis
glis_flis

Category:

не грози Красносельскому району, попивая сок у себя в квартале

Чиновники прям врагами народа становятся(( сколько же можно херню делать и людям по жизни палки в колеса ставить( Марина, желаю тебе сил в этой нелепой борьбе.

Оригинал взят у marinka_s в не грози Красносельскому району, попивая сок у себя в квартале
Настало время написать пост о политике (да-да). И даже не о Навальном, а моей персональной личной боли. Хотя, про Навального немного всё равно в конце скажу.
Немного предыстории (вдруг кто не знает): я живу в сталинской высотке на Красных воротах. Хотя нет, выбор слов не тот (а ведь это так важно: всего пара мелких штрихов может полностью сменить общее настроение), скажу иначе. Мой дом — высотка на Красных воротах, одна из семи сталинских высоток в Москве. Моя прапрабабушка была заслуженным врачом РСФСР, и, вместе с орденом Ленина, за свои заслуги получила и ордер на квартиру, вот ту самую, в которой теперь живу и я. В этой квартире родилась и выросла моя мама, и она и я ходили в одну и ту же школу, у нас даже было несколько общих учителей, в гости часто приходят друзья и для них это уже тоже знаковое место. То есть, это не просто точка для того, чтобы поспать между походами на работу, а реально родной дом. И сейчас он, дом, находится под угрозой.
Ну вот, теперь, когда ты, дорогой читатель, должным образом расчувствовался, самое время перейти к содержательной части (ссылки на документы будут в конце, чтобы не загромождать рассказ). Рассказ будет длинный и несколько сумбурный, так что, садись поудобнее, завари себе чаю повкуснее и приготовься к знакомству с представителями особо дикой природы города Москвы. Дисклеймер для огораживания от преследований за возможную клевету: в тексте очень много оценочных суждений, далеко не всё доказано, многие утверждения делаются на основании найденной в интернете и увиденной собственными глазами информации, но не подтверждены правоохранительными органами, а разговоры с чиновниками РФ различного уровня, вероятно, проходили на госдеповских квартирах, тщательно замаскированных под общественные приёмные. Но, конечно, и просто фактической информации полно.
С самого начала в нашем доме было несколько магазинов: ювелирный, «Транспортная книга», «Диета» (продуктовый). Транспортная книга ныне всё такая же и там же, ювелирный из государственного стал частным, но продолжает работать всё там же. А вот с продуктовым произошли некоторые изменения: последняя директриса советской «Диеты», Минасьян Наталья Цолаковна вместе со своим сыном, Минасом Риштонивичем Минасьяном, учредила ООО «Натали-Диета», которое где-то в начале 90-х стало владельцем торговых и подвальных (складских) помещений бывшего советского продуктового. В какой-то момент, а может и с самого начала, эта самая «Натали-Диета» осталась только владельцем помещений, а сам магазин превратился в арендатора, другое ООО под названием «Диаруст» (гендиректор – Минасян Людмила Робертовна, в ОГРН указан адрес юрлица, а физический адрес другой, похоже, их даже несколько, не только в нашем доме). Фамилии отличаются на мягкий знак: это то, что мы смогли найти в интернете (совпадение? опечатка? ещё что-то?). Впрочем, для покупателей ничего особенно не изменилось от этих юридических перестановок: продавщицами продолжали работать всё те же ленивые хабалистые тётки, организация магазина была советской, с прилавками, отдельной кассой, с «завесьте мне докторской грамм триста» и испепеляющими взглядами в ответ. Со временем магазин стал работать круглосуточно, количество алкоголя в ассортименте увеличивалось, его качество же стремительно падало. Совковые продавщицы постепенно пропадали из магазина, им на смену появлялись безмолвные женщины азиатской внешности (скорее всего – киргизки, у нас по соседству как раз киргизское гетто). Безмолвные потому, что они в принципе затюканные, да и русского толком не знают. Единственная самая инфернальная женщина ещё советской закалки и совершенно неопределённой национальности возраста там работает и по сей день. Под её влиянием безмолвные киргизки учатся не просто разговаривать, а быть такими же нахальными бабами. Ещё в торговом зале постоянно отираются всякие подсобные рабочие тоже совершенно неславянской внешности. Этой весной в магазине, наконец, сделали ремонт и теперь это магазин с самообслуживанием.
Кроме чрезвычайно подозрительных сотрудников магазина (которые, наверняка, нарушают немало законов из тех, что касаются трудовых мигрантов, не говоря о санитарных нормах), есть и другие проблемы. Как я уже писала, разнообразного бухла в этом магазине продаётся много, бухло дорогое и палёное, продаётся круглосуточно. А до кучи, в нашем доме находится ещё и детский сад №927, причём расстояние между ним и магазином, по кадастровой карте, 88 метров, а по закону должно быть не меньше 100. Ещё в магазине продаются просроченные продукты, цены завышены (утверждается, что из-за аренды, но, похоже, что арендует площади жена у мужа, так что это утверждение не то чтобы всех устраивало), бегают крысы, в подвалах водятся блохи. Я тут недавно прочитала санитарные нормы для торговых предприятий, смеялась на каждом пункте, буквально.
Упомянутое уже киргизское гетто составляет костяк посетителей магазина, по утрам нередко возле входа можно найти шприцы и какие-то ампулы. Всё это, конечно, ничем не подтверждено официально, но как-то так выглядит, словно в этом же магазине действует точка продажи наркоты. А алкашню даже на гугл-панорамах видать. Кроме того, прямо через дорогу от армянского магазина с сомнительным криминальным ореолом находится бистро, которым владеют другие армяне. В бистро тусят местные карманники (это со слов уличных торговцев), оттуда ужасно воняет их «кухней», там тоже живут крысы (у меня собака всё время порывается на них поохотиться, когда мы проходим мимо). Со слов смельчаков с притуплённым обонянием, которые заходили внутрь, там тоже работают трудовые мигранты, нет туалета (а он положен по закону). Конечно, можно предположить, что расположенные на расстоянии пары десятков метров две криминальные армянские точки никак не связаны вообще и их владельцы даже не знакомы, но мне это кажется крайне маловероятным.
Если копнуть в историю, то выясняется, что в анамнезе у Минасьяна уже есть дача взяток в ФСБ. До кучи есть и другие совершенно случайные совпадения: на соседней улице действует нелегальное казино (это нам рассказала тётушка из управы района), в нашем доме регулярно открываются притоны с девочками (одно время такой был у меня на этаже, в соседней квартире, сейчас притон через этаж от детского сада, в другом подъезде; на днях сфотографировала на калькулятор, как они возле дома продаются), неподалёку (в сквере около железной дороги, напротив гостиницы Ленинградская) есть точка продажи проституток-трансвеститов (это которые с членом и сиськами).
Впечатлительный читатель, вероятно, уже окончательно впечатлился (а невпечатлительный — задолбался) и перестал понимать, причём же тут угроза дому. А вот при чём: все нарушения, которые допускают собственник помещений и магазин-арендатор вместе и по отдельности, приносят им немало выгоды, все, кроме одного. Единственное нарушение закона, которое получилось просто случайно и совершенно нарушителей не греет, это близость к магазину детского сада. Она не только не приносит никакой выгоды, но ещё и делает весь нелегальный сверхприбыльный бизнес по торговле палёным алкоголем по ночам очень уязвимым. Скорее всего, именно поэтому владелец помещений Минас Минасьян (справа на фото) захотел прорубить новый вход в свои владения, который был бы достаточно далеко от детсада.
Но мало захотеть, надо же ещё получить разрешение, а это и в случае перепланировки типового здания в соответствии с законом не так-то просто. А тут ещё и памятник архитектуры, который вообще трогать нельзя, да ещё и особые технические трудности (какие-то тонкости с грунтом, я не строитель, не готова вдаваться в технические детали, пока что). Однако, волшебным образом разрешение своё Минас получил и стройка уже в разгаре: ненесущие перегородки в подвале уже снесены, создание нового входа (прямиком в подвал, с созданием приямка) на очереди. Это, конечно, полный ад, треш и угар, потому что речь идёт о ковырянии дырки во внешней капитальной стене очень непростого в плане своей архитектуры здания. И жильцы, конечно, массово против такого издевательства над своим домом.
Вот только никто нас, жителей дома, не спросил (а вообще-то, должны были, как потом выяснилось). Внезапно (от охранника гаража) мы с мамой узнали, что работы уже идут. Это было вечером в воскресенье, 16-го июня. В понедельник мы уже отнесли заявления в прокуратуру по ЦАО, управу и ещё в департамент культурного наследия (потому что дом – памятник), в которых написали, что знали на тот момент: что стройка идёт, что планируется частичное разрушение капитальной стены, просили срочно её остановить. Я для себя это называю «первое, паничное заявление», ибо там не было никаких фактов, одна паника, завёрнутая в аккуратный бланк. Во вторник копию отнесли в жилинспекцию (а они как раз должны были бы выдать разрешение). На приёме оказалась как раз тётенька по нашему району; она, кажется, вообще решила, что я её разыгрываю, но печальный вид и слова «в прокуратуру мы ещё вчера написали» её быстро переубедили. Она проверила тут же при мне, последний запрос про подвалы из нашего дома был аж в 2006-м году, ничего более свежего нет. То есть, никакого разрешения быть не может. В то же время выяснилось, что прораб стройки и сотрудник нашей управляющей компании (а там ещё та публика тоже) какие-то бумажки с подписями, печатями и голограммами видели. Из всего этого мы сделали вывод, что какие-то бумаги, скорее всего, есть но они либо вообще поддельные, либо, что вероятнее, подписаны купленным или просто дружественным чиновником и не проведены через официальные базы, потому что там какие-то косяки в них. И что бумаги эти годятся разве что для того, чтобы убеждать тех, кто боится красивых бланков с печатями и подписями (а таких людей много). Поэтому следующее заявление, на той же неделе, написали в управу, прокуратуру города и мэрию про то, что просим проверить наличие разрешений и в случае их наличия проверить их на коррупционную составляющую, поскольку такие разрешения противоречат ФЗ о памятниках культурного наследия и Жилищному кодексу. Собрали несколько десятков подписей собственников жилья (соседей то есть) под этим заявлением, для пущей убедительности. Кроме того, мама сходила в Красносельский ОВД и написала заявление по поводу стройки и прочего беззакония, тк, по идее, полиция должна приехать, осмотреть место, узреть нарушения и сообщить о них в надлежащие органы дальше. Менты приехали, разогнали нелегальных гастеров на стройке, но те вскоре вернулись. Никто, в общем, и не ждал ничего особенного, но так, лишние проблемы Минасьяну и заявление о серьёзности наших намерений вполне получились. Никакого опроса заявителя не провели (а должны были), талон потеряли, дело закрыли с опозданием и без оповещения заявителя. Об этом мы потом ещё одно заявление написали, уже на самих ментов, в Мещанскую прокуратуру (потому что в самом заявлении надо обозначить, почему мы считаем, что нарушения всё-таки были и менты неправы, что их не зафиксировали, то есть это и по Минасу опять заявление, по сути).
Продолжая писать разнообразные заявления именно про стройку, мы понимали, что надо вообще как можно больше всякого разного писать, чтобы он был в роли догоняющего, а не мы. Благо нарушений всего на свете у «Натали-Диеты» и «Диаруста» полно (а, по сути, это всё одна фигня, хотя юрлица и разные), начали писать про алкоголь, отдельно про торговлю близко к детсаду и отдельно про круглосуточную торговлю: в управу, Мещанскую межрайонную прокуратуру, Департамент торговли услуг правительства Москвы.
Тем временем, видимо из-за заявления в мэрию и предвыборной движухи, информация о наших заявлениях просочилась в партии и от них пошли депутатские запросы. В итоге, 3-го июля представители управы и жилинспекции назначили Минасьяну свидание на его территории. С утра мы его ждали вместе с ними и главным инженером здания (он же – представитель ГУП ЭВАЖД, управляющей компании). Инспектор из ЖИ при всех ещё раз повторила, что документов в базе нет и она даже с утра перепроверяла. Минас опаздывал. Мы, пока его нет, погуляли по подвалу вокруг его владений, инспектор заметила ещё и самозахват части территории подвала. Мама пробовала позвонить ему на мобильный, но он не брал трубку (видимо, увидел знакомый уже номер и не стал брать). Тётушка из управы позвонила ему со своего (не знакомого ему) номера, он ответил, многословно извинялся, обещал быть через минут 10. Прошло почти в два раза больше, его всё ещё не было, тётушка перезвонила ему ещё раз, и он сказал (с её слов), что уже на проспекте Мира, скоро будет. А на проспекте Мира находится Мосжилинспекция. Наконец, он явился, и не один, а с бумагами и персональным юристом (на фото Минасьян справа, юрист слева). Ну и ещё с охранником-водителем, но это не так интересно. Инспектор из ЖИ очень удивилась бумагам, ибо оказалось, что она там значится исполнителем, а, как ты, конечно, помнишь, дорогой читатель, никаких бумаг она не видела и в базе их не было ещё утром. Звонок в канцелярию подтвердил, что в базе документы появились.
Впоследствии выяснилось, что подписал разрешение Бажанов Евгений Геннадьевич, полный тёзка которого является учредителем ООО «Жемчужина». Это ООО, по сути, является ларьком с бухлом и закусками у метро Бибирево. Они, кстати, судились недавно с Москомархитектурой из-за спорных земель и проиграли.
Не буду утомлять ещё большим числом феерических подробностей (хотя некоторые по-своему интересны), итог таков: разрешение есть, стройка ему соответствует. Однако, как выяснилось, по закону надо было предоставить документ, подтверждающий согласие собственника на перепланировку. И если для подвалов Минас, будучи собственником, сам себе его написал (что совершенно законно), то в отношении капитальной стены и придомовой территории (где предполагается копать яму для будущей лестницы в подвал) требуется согласие собрания собственников жилья, ибо и стена и придомовая территория входят в общедомовую собственность. Никакого согласия, мы естественно, не только давали, но и вообще против такого строительства. Соответственно, просто так стройку остановить не получится, но можно пытаться вполне по закону требовать отзыва разрешения, а тогда и стройка должна будет прекратиться. Чем мы сейчас и заняты. Пока что пишем десятками заявления, постепенно копим материал для суда: если не получится оспорить законность выдачи разрешения более простым путём, пойдём в арбитражный суд.
На сегодняшний день, только я ездила во многие госучреждения (в остальные ездила мама и другие активные соседи):
- в городскую прокуратуру
- прокуратуру ЦАО несколько раз (но она у меня рядом с работой, бонус)
- в мещанскую прокуратуру дважды (на Трубной, но там пришлось её поискать, даже скаталась в Сокольники в процессе, по старому адресу, это было особенно тупо)
- в жилинспецию на Сухаревку раза четыре
- в жилинспецию на проспект Мира дважды
- в департамент торговли и услуг
- в мэрию
- в ГУП ЭВАЖД несколько раз
- в управу района несколько раз
- в департамент культурного наследия
- в Счётную палату РФ
И несколько раз попадала в разных заведениях в обед и возвращалась туда ещё. Зато теперь я знаю, что в Мосжилинспекции на проспекте Мира обед с 12-ти (45 минут всего), в Жилинспекции на Сухаревке - с часу, как и в городской прокуратуре (причём прокуроры, в отличие от жилинспекторов, обедают не 45 минут, а целый час). А также выяснила, что для получения номера входящего заявления в департаменте торговли и услуг надо приезжать к ним и караулить возле сортира бродящих по коридорам тётушек из канцелярии. Потому что телефон они патологически не берут (ни внешний, ни внутренний), в службе одного окна номер заявлений узнавать не умеют, а другого способа добраться до канцелярии не существует, если только у вас там знакомых нет. С другой стороны, в Счётной палате (где тоже обедают целый час) вообще все в отпусках, поэтому на приём вызванивают какого-нибудь кабинетного сотрудника (по сотовому). Сотрудник оказался доброжелательным и разговорчивым. В частности, например, сказал, что "вы же понимаете, мы эту вашу заявку передадим в мэрию, оттуда - в префектуру, оттуда - в управу, а там все в доле, это как Владимир Ильич говорил: «по закону всё верно, а по существу - издевательство»"; "Вам помочь могут только два правоохранительных органа - прокуратура и суд, но прокуроры-то, скорее всего, с этими армянами в тайном сговоре. Ну, я не могу этого утверждать, но это наверняка так"; "да в правительстве Москвы, вы знаете, просто все хамские и бездарные работники, ничего вообще не делают. ну, хорошо, не все, но очень многие"; "А вот у вас, я смотрю, какие-то армянские люди в доме есть, чего бы им не поговорить по-свойски?"
Смысл наших действий, на первый взгляд, противоречащих здравому смыслу, в том, чтобы завалить потоком бумажек, на которые надо обязательно хоть как-то реагировать, всех возможных конечных исполнителей. В какой-то момент дело распухнет до таких объёмов и количество возни с ним станет столько напрягающим, что чиновники окажутся вынуждены поступить по закону, потому что этот путь и окажется путём наименьшего сопротивления (а они только по таким ходить умеют).
Что касается чиновников, которые подсказывают, как написать заявление на собственного начальника, вздыхая "как же они задолбали" (в отношении нарушителей типа нашего Минасьяна), делают из-под полы незаверенные копии бумаг (чтобы мы хотя бы понимали, что там написано и не действовали вслепую), и которые, находясь на службе, прямым текстом рассуждают о продажности и бестолковости более-менее всех слоёв власти. С одной стороны, можно кричать, мол, безобразие, совсем все охренели уже и всё такое. А с другой, если посмотреть оптимистичнее, получается, что нормальных-то людей там полно, в этом зверски неэффективном аппарате. Просто они ничего не могут сделать в соответствии со своей должностной инструкцией, даже если захотят.
Меня, конечно, несколько смущает, что чиновник федерального уровня на полном серьёзе считает, что если с нарушителем-армянином поговорит "пострадавший"-армянин, это будет более эффективно, чем если с нарушителем поговорит представитель закона (вне зависимости от прочих их свойств). С другой стороны, некоторые из соседей вообще на полном серьёзе предлагают натравить на нашего армянина их знакомого грузинского вора в законе или столкнуть нашего армянина с азербайджанцем, который держит ресторан в нашем же доме (там тоже без криминала не обходится, но хотя бы откровенной грязи нет). Разумеется, мы не настолько сошли с ума, чтобы устраивать локальный Нагорный Карабах из-за незапланированной двери. Уж лучше пусть будет незаконная стройка, чем мы с мамой окажемся в долгу у криминальных авторитетов, это очевидно.
Но, если отбросить всякую толерастическую политкорректность, получается вот что: один мудак с деньгами и связями собрался ломать стену в моём доме, а группа других мудаков, которые должны бы меня защитить от этого, покрывают его, а мне только тучу преград создают к тому, чтобы заставить их всё-таки выполнить свою работу. И самым простым и эффективным методом решения локальной проблемы выглядит взаимодействие с серьёзным криминалом. Это, конечно, совершеннейшая жесть, мягко выражаясь.
Разумеется, мы продолжим играть в этот увлекательный квест по правилам. Да и спортивный азарт уже появился, интересно же, сколько бумаги надо перевести на ненужные бумажки, пока неповоротливая бюрократическая машина, наконец, начнёт действовать по закону.

И если ты, дорогой читатель, вытерпел и прочитал все буквы выше (осилил!), то я обращаюсь к тебе за помощью: помоги, пожалуйста, распространить эту историю, полную эпичности. Ведь наше главное оружие - гласность. А если вдруг кто-то из журналистов прочёл и заинтересовался историей, то это совсем замечательно, звоните по телефону: +7 (916) 031-09-91 Степановой Марии Александровне, и.о. председателя совета дома и главному двигателю процесса, она сможет рассказать детали, показать документы и всё такое прочее.

Документы (некоторые из имеющихся, не все): акт экспертизы, пачка заявлений и немного отписок по ним.

Ну и немного слов о Навальном. Вообще, я долгое время занимала нейтральную позицию: ну вот вроде производит приятное впечатление, но хз, может, двойное дно какое, а может, и нет. Если не копать, а смотреть на верхушку айсберга, то всё хорошо. Расследования-заявления всякие вроде прикольно, но читать и ковыряться в деталях - увольте, некогда. На слово поверить могу, но хотелось бы проверить (а вот это и некогда). А теперь я очень чётко вижу две вещи: во-первых, Навальный и Ко заняты примерно тем же, чем и мы с мамой и соседями, только в сильно больших масштабах; во-вторых, причина того, что мой дом незаконно собираются ломать (ок, сгущаю краски, но по сути это так), в продажности и бестолковости чиновников, в коррупции, а именно с этим и хочет бороться Алексей в первую очередь. Поэтому этот пост, который по кусочкам писался несколько дней, отправляется из штаба Навального, куда я теперь регулярно заглядываю.

ЗЫ: больше всего меня печалит то, что на мои комментарии в разных уголках интернета, в которых я рассказывала части этой истории, в ответ все пишут только вариации совета "пора покататься на тракторе". Трактористам-любителям хочу сказать: я понимаю, откуда берётся такая риторика, но мне она не нравится. Я считаю, что лучше и полезней решать проблемы, а не уезжать от них. Я хочу, чтобы в моём доме было хорошо жить, а не перебраться туда, где сейчас, возможно, лучше, но непонятно, что будет потом, переложив проблему уцеломудривания захватчиков на следующее поколение. Я не хочу спорить с теми, кто считает правильным отступление, они имеют право на своё мнение, но мне с ними не по пути. Так что, уважаемые трактористы, не обижайтесь, если я вам не буду отвечать.

ЗЗЫ: на самом деле, хотя я готова с шутками-прибаутками рассказывать всякие абсурдные части этой истории, и хотя это мероприятие захватывающее по-своему, и очень важное, всё равно оно больше всего утомительное. И иногда вообще создаётся впечатление, что мы просто бьёмся лбом в бетонную стену. Так что лучики поддержки приветствуются, если у вас вдруг возникнет желание их послать.

</div>
Subscribe

  • Прожить свой путь

    Произошло то, на что шансы оценивались около 5%, а то и меньше. И жизнь меняется. Вся эта статистика и маловероятные события становятся осязаемыми и…

  • Ваня 18,5 месяцев

    Ваня гораздо лучше понимает речь и немножко говорить стал. Активно говорит "папа". На просьбу сказать "мама" или "папа" - говорит. Но только эти…

  • (no subject)

    В Нью-Йорке мне все никак не надоест бывать. Из MET (The Metropolitan Museum of Art) идти по центральному парку в сторону даунтауна для меня всегда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments